Мега юмор

Рассказы военные

Было это еще в учебке. Повезли нас на стрельбы. В программе значилось еще и метание гранат. Вобщем положение войск такое: стоят кучей солдаты, перед ними все военное начальство (наблюдают), а еще дальше укрепление из покрышек, из-за которого надо кидать гранату в чисто поле. Прапор уже возле укрепления каждому лично объясняет: это граната, это запал, вот так вставляешь, осторожно закручиваешь, вынимаешь кольцо и швыряешь подальше... потом рапортуешь наблюдающему командованию какой ты молодец.
Очередь очередного молодца. Он замахивается, кидает и.... бежит следом за гранатой! Прапор побелел заметно на фоне покрышек... А бравый военный догоняет гранату, поднимает ее (она упала и не взорвалась - такое бывает и означает что она сделает БУМ! в любой момент) и бежит с ней в сторону всех этих майоров и полковников. Они от неожиданности даж разбежаться не успели. "Товарищ командир, рядовой Иванов! Разрешите бросить повторно, я кольцо забыл вытащить". Было улыбчиво, но не сразу....

У нас на заставе, за всю службу в рационе не было ни разу мяса птицы, не знаю чего был за перекос.
Прапорщик Арбеков, старшина заставы, замастерил себе курятник небольшой, обнес его сеткой, все дела. Лето, ночь, сидим со связистом, дежурим, травим за гражданку, про еду что-то, в общем жареная как у мамы кура на ум пришла, решили мы свистнуть птицу и ее употребить. Да вот беда, там их всего трое, один из их компании судя по утренним истерикам петух, которого есть западло (так Миха сказал). Выход нашли. Сперли курицу кое-как, я не знал что они так быстро бегают, яиц там перебили несколько штук, в общем свернули голову Рябе, настал момент как следы заметать. Порешили так. Подкопали под сеткой ход, а на разбросанном грунте щепотью сложенными пальцами оставили следы, типа животное какое-то было, перьев набросали, и пошли жарить. Курочка удалась, прикончили мигом, все срослось. Утром перед сменой я пошел посмотреть при свете дня, чтоб все было нормально. Еб твою мать! наследили сапогами, пришлось заметать как шпиону на КСП. Потом вдруг мне подумалось, что ради приличия надо возместить яичный ущерб, пошел на кухню, взял пяток яиц (из субботнего пайка), кои я и положил на насест, вместо битых. На следующий день весь личный состав заставы знал, что у нас завелась лиса, и массу подробностей про сексуальные отношения Арбекова с ней и ее родственниками до пятого колена. Дело к вечеру, прапор попросил меня подзарядить батарейки к НСПУ (прицел ночной), а как стемнело, намылился с автоматом и прицелом в засаду. Ночь разорвала очередь, через пару минут появился хантер.
- Бля, забыл на одиночные поставить, но кажись попал.
- Дай фонарь следовой, пойду посмотрю.
Мы с Михой, естественно, увязались следом. Картина была из серии "Молчание петухов", вокруг все разворочено, в ошметках перьев с костями. Но тут наш охотник вскричал, что-то победоносное, и я к своему ужасу увидел действительно останки явно млекопитающего, но не птицы. Выйдя на свет выяснилось, что это задняя полутушка кота нашего замполита, при жизни носившего кличку Чмырь. Вот, видимо, Чмырь давно ходил вокруг курятника, и обнаружив подкоп, им и воспользовался на свою вдребезги разнесенную башку. И петух, и оставшаяся курица были тоже безнадежно мертвы, замечательно кучно стреляют пограничники. Замполит был где-то на границе, и ему еще предстояло узнать о потере в семье. Ну а Арбеков, за сутки оставшийся без домашних животных, забрал яйца, и ушел подавленный. Утром он пришел, еще более в сумрачном настроении, позвал меня в канцелярию, и говорит:
- Слышь, сержант, ничего понять не могу, сейчас Надька решила омлет сделать, а яйца-то вареные!


Существует стереотип, что непременным атрибутом жизни пограничников является "подрыв" всей заставы в ружье. Это действительно так, где существует вдоль границы сигнализационная система на линейных заставах.
У нас в горах этого не было. Летом 1990 года в Казахстане случилось землетрясение, глобальных последствий не было, но разрушения были (в частности в городах Зайсан и Курчум). Я как раз был в дозоре, и верхом на лошади никаких толчков не учуял, вообще-то это были первые выходы на границу, и мои колебания в седле не позволяли делать наблюдений за сейсмическими явлениями в регионе. Катаклизм тогда разрушил половину свинарника, построенного годом раньше, это был так называемый "дембельский аккорд", свиньи и без землетрясений ежесекундно рисковали жизнями. Для восстановления были подняты к нам двое бойцов из инженерно-саперной роты, один из которых был спущен через пару дней назад в отряд, у него была аллергия на пчелиный яд, и после воровства меда пасечник принес его на заставу распухшего как утопленника третьего сезона навигации. А второй каменщик остался, сразу получил прозвище "Масон" и тихонько ковырялся там, иногда требуя в помощь кого-нибудь из заставских, что любви к нему не добавляло. Здание заставы тоже было старенькое, на случай всяких природных катастроф (оползней, селей и землетрясов) существовала инструкция, в соответствии с которой личный состав поднимался по команде "в ружье" и ломился во все окна и двери от греха подальше. В ту ночь я дежурил. Около полуночи явился прапорщик Арбеков со свежей царапиной через всю рожу, и сказал, что ночует сегодня у нас, добавив при этом что-то про оральный секс с тещей. Кстати, лишних коек в спальном помещении не было, но половина всегда пустовала, так как народ находился на службе. Тот же Масон всегда вечером подходил и изучал распорядок дня (составляемый для каждого бойца индивидуально), на предмет того, где сегодня спать, кого нынче всю ночь не будет. Так и мыкался со своим комплектом постельного белья, пока не пристроился в спортивном углу на матах. Ночью из "секрета" пришел наряд, в котором старшим был мой земляк и сокурсник по сержантской школе Сема. Поужинав, Сема с возмущением попенял мне, что "этот шланг Масон" опять улегся на его кровать. Вспомнив свою курсантскую "молодость", решили проделать над Масоном одну штуку. Кошмар этот называется "свет в конце дозора". Берется следовой фонарь "ФАС-4" и отбива для одеяла, спящей жертве наносится удар в лоб, потом прямо в глаза луч света, и при этом в ухо громко надо крикнуть чего-нибудь типа "тревога". Надо сказать, результат изумительный, у меня, к примеру, после такого акта засеребрились бакенбарды, благо их носить в армии не модно. За неимением отбивалок, взяли мы с Семой шар бильярдный, выключили дежурное освещение для пущего эффекта, подошли к одру приговоренного. Я изготовился с фонарем, Сема с высоты своего роста отпустил на белеющее в темноте чело шар. Звук был именно такой, как на бильярдном столе сталкиваются два шара. В тоже мгновение я включил фонарь. Заорали мы оба. В луче света белое исцарапанное лицо, вытаращенные, с широченными зрачками глядящие в разные стороны совершенно дикие глаза прапорщика Арбекова. Не сговариваясь, мы ухватились за матрас, и перевернули его вместе с содержимым на пол. И тут же в углу раздался железный грохот с протяжным воем. Уже всерьез струхнув, мы ломанулись вон из спальни, я сел в дежурку, и сделал вид, что заполняю журнал, для убедительности еще взял УКВшную гарнитуру в руку. А Семен вообще упрыгал в сортир на улицу. Ну, шухер этот разбудил всех спящих, естественно. Включился свет, явился Арбеков, на лбу шишка как в мультиках, на кальсонах подозрительное мокрое пятно размером не больше фуражки. А за ним... охая и приседая, и причитая выполз Масон, держась одной рукой за голову, другой за промежность. Пытаясь делать удивленное лицо, я спросил, в чем собственно дело. Спросонья у них последовательность перепуталась. Масон, спасаясь от муравьев, перелег на топчан под штангу, где к счастью лежал один гриф, без блинов. Резко подпрыгнув от наших с Семой криков, он шарахнул башкой по грифу, который, в свою очередь слетев со стоек, приземлился аккурат по яйцам. На лбу у него красовалась не шишка, но целый бруствер с насечками. Многозначительно глядя на свои кальсоны, Арбеков посетовал, вот нервы ни к черту, Надька довела, хорошо хоть не обосрался, говорит, от грохота слетел с койки лбом в пол, еще и матрасом придавило, думал землетрясение (в свете последних событий). Приказал тут же притащить из склада кровать для Масона, и ушел домой. Через некоторое время пришла Надька, и как обычно выдернула из морозильника лучший кусок свинины, видимо делать примочки любимому. Вот так, одним шаром в две лузы.
P.S. А сослуживцы, видя результативность, не стали нам с Семой мылить шею за ночной подскок.



Ссылки по теме:

 Copyright © 2004-2021 www.anekdots.com